Автор Тема: Как Микоян и Гуревич у Поликарпова самолёт украли  (Прочитано 131 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Семаргл

  • www.pravo-slavie.ru
  • Глобальный модератор
  • *****
  • Сообщений: 2080
  • Карма: +1/-1
    • ПравоСлавие
Как Микоян и Гуревич у Поликарпова самолёт украли.

Действующие лица: авиаконструктор Николай Николаевич Поликарпов (русский), авиаконструктор Михаил Иосифович Гуревич (еврей), авиаконструктор Артём Иванович Микоян (армянин).

Итак, знакомьтесь, Николай Николаевич Поликарпов, выдающийся русский авиаконструктор, создавший множество прекрасных самолётов, включая истребитель И-16, так называемый "ишачок"; самолёт, на момент постройки являвшийся последним словом конструкторской мысли, король воздуха гражданской войны в испании 1936-39 гг., выигрывавший по совокупности характеристик у всех немецких бипланов того времени.



Раз уж мы вспомнили истребитель И-16, стоит рассказать немного об истории его создания. Судьба его не была прямолинейной. Когда в начале 30-х годов руководство Красной Армии осознало, что бипланы уходят в прошлое, ОКБ Сухого получило задание спроектировать истребитель-моноплан И-14. Генеральным конструктором ОКБ Сухой на тот момент был его основатель, Павел Осипович Сухой, еврей из Витебской области (Белоруссия). Ну а русского Поликарпова, между прочим уже именитого на тот момент конструктора, решили использовать для подстраховки и дали задание создать биплан на случай если у Сухого с И-14 не заладится (запомните между прочим распространённый приём: неруси дать перспективный проект, сулящий славу и карьерный рост, а русскому вспомогательный, чтобы если вдруг у инородца не получится, то было бы чем затыкать дырку).

Поликарпов идиотом конечно же не был, и прекрасно понимал, что создание биплана абсолютно бесперспективно. Поэтому на свой страх и риск он проектирует моноплан, будущий И-16. Истребитель, созданный русским Поликарповым, оказался быстрее, технологичнее в производстве и дешевле детища еврея Сухого. Кроме того испытания в мае 1933 г. показали, что машина Сухого нуждается в серьезной доработке, в результате чего новый прототип И-14 попал на испытания только в феврале 1934-го. Между тем машина Поликарпова И-16 успешно прошла испытания уже в декабре 1933-го.

По-видимому преимущества И-16 были настолько очевидны, что ещё до испытаний было принято решение запустить его в серийное производство. В машине же Сухого, И-14, недостатки продолжали устранять до конца августа 1934-го года, а проблемы со вхождением в штопор - аж до 1937-го года, когда она уже стала морально устаревать. При этом нетехнологичность и дороговизну И-14 побороть так и не удалось. Победа машины Поликарпова, которая к этому времени уже вовсю выпускалась серийно и применялась в частях, была полной и безоговорочной.

Логично было ожидать, что Поликарпов, прекрасно показавший себя в конкурентной гонке с евреем Сухим (причем в изначально невыгодных для себя условиях), создаст ещё не один прекрасный самолёт. Уже летом 1939-го у Поликарпова был готов проект нового истребителя И-200, правда передавать в наркомат авиационной промышленности он его не спешил, работая над дальнейшей модернизацией машины. А в октябре 1939-го года он уезжает в командировку в Германию и ... дальнейшее развитие ситуации напоминает захватывающий детектив.

В его отсутствие на завод, где располагалось КБ Поликарпова, приезжает комиссия во главе с А. С. Яковлевым. Этого еврея, имевшего особое влияние на Сталина, мы уже помним по нашей первой истории. Там Яковлев докладывает о истребителе И-26, разработанном в его КБ и предлагает загрузить "Поликарповский" завод этими машинами. После него, несмотря на запрет Поликарпова рассказывать о новой машине, выступает ведущий конструктор Т. А. Карев и сообщает, что скорость Поликарповского И-200 будет на 70 км/ч превосходить скорость Яковлевского истребителя. Яковлев естественно выразил сомнение (евреи же у нас всегда всё делают лучше, не правда ли?) и в результате директор завода П. А. Воронин отдаёт в его руки документацию по И-200. Яковлев соглашается, что машина будет соответствовать заявленным характеристикам и через несколько дней Воронин получает приказ о немедленной постройке самолёта (давайте остановимся на секунду и подумаем, насколько хорош должен быть проект, чтобы решение о постройке опытного образца принималось в течение нескольких дней. а ведь Поликарпов считал, что проект можно улучшить!).

Правда... по какой-то совершенно непонятной причине Павел Воронин выделяет из состава КБ часть конструкторов, включая Гуревича, и организует из них новое конструкторское бюро, начальником которого ставят некоего Микояна. Мы пишем НЕКОЕГО, потому что на тот момент этот человек, всего два года назад закончивший академию Жуковского и в жизни не проектировавший ни одного серьезного самолёта, действительно был никем. Как впрочем и Гуревич. Этому свежеиспечённому начальнику КБ передали и всю документацию по Поликарповскому И-200. Какая подковёрная борьба и грязные интриги происходили в КБ, наркомате авиационной промышленности и на заводе, можно понять из письма Поликарпова в наркомат: "... около 80 человек лучших конструкторов...",- как писал в наркомат Поликарпов. Переводили, как говорится, кого кнутом, кого пряником. Сомневающимся говорили: "Поликарпов - конченный человек, он же поп, крест носит, его все равно скоро расстреляют. Кто вас тогда защитит? А у Микояна брат наверху... ".

В результате Николай Николаевич лишился как своего КБ, так и своего детища: 5 апреля 1940-го года первый И-200 конструктра Поликарпова поднялся в воздух. Только вот назывался он уже МиГ-1, хотя ни армянин Микоян, ни еврей Гуревич проектированием этого истребителя не занимались (Микояна вообще не было в КБ, а Гуревич даже не упоминается Поликарповым в списке ведущих специалистов своего КБ).

Всего 76 лет прошло с тех пор, но уже нет в живых свидетелей, утеряны многие документы, а википедия политкорректно обходит молчанием статьи, рассказывающие о том, чей на самом деле это был самолёт. Оба вора теперь проходят как выдающиеся советские авиаконструкторы и основатели ОКБ "МиГ". Глядишь, ещё через несколько лет история будет забыта совсем, а фамилиями Микояна и Гуревича нам будут тыкать в спорах на тему "талантливые инородцы против тупых и ленивых русских".



Если для непосвящённого зрителя история с выживанием Поликарпова с завода выглядит абсолютно непонятной и нелогичной, то для человека, мыслящего в контексте "национальной конкуренции" или "национальной борьбы", ситуация предельно ясна: агрессивные инородцы всегда пытались и будут пытаться задавить русские таланты и вывести на ведущие позиции своих.

Почему мы считаем эту историю именно результатом происков неруси? Лакмусовой бумажкой в данном случае является обилие инородцев, засветившихся в истории: Микоян, Гуревич, Карев, Яковлев. Национальность Павла Воронина нам не известна, поэтому мы не можем однозначно сказать, был ли это еще один представитель ушлой неруси или просто русский предатель. Однако надо заметить, что ситуация, когда национально несознательный русский становится по факту пособником махинаций инородцев, не так уж редка.

Чему учит нас эта история? Первый вывод может показаться очевидным: если русский соревнуется с евреем или любым другим инородцем, он должен помнить, что даже если он делает свою работу лучше, это еще не означает автоматически, что он победит в конкурентной борьбе. Если преимущество не слишком велико, то выбирающие победителя евреи всегда найдут способ доказать, что на самом деле русский был НЕМНОЖКО хуже. Если же преимущество очевидно, то в ход могут пойти личные связи, и следовательно весь спектр грязных приёмов, которые эти связи могут обеспечить. Как с этим бороться каждый должен решить для себя сам. Естественно отказ от борьбы не является решением проблемы. Кто-то выберет компромисс с конкурентом евреем и согласится побыть на вторых ролях, с целью отыграться в будущем. Кто-то попытается вступить в открытый конфликт. А может быть нам посчастливится увидеть времена, когда русские, выбившиеся наверх, начнут проявлять национальную сознательность и помогать своим, вместо того, чтобы занимать "объективную" позицию. Мы взяли в кавычки слово "объективная" потому, что говорить об объективности в ситуации, когда инородцы помогают своим, а русские - нет, просто бессмысленно. Если русский не проталкивает русского, а инородцы именно этим и занимаются, то ни о каком объективном отношении говорить нельзя.

Вне зависимости от выбранной линии поведения стоит чётко понимать одно: в ситуации, когда у инородцев есть связи и поддержка практически во всех областях жизни государства; когда они сплочены, агрессивны и не особо разборчивы в выборе методов конкуренции, просто быть лучше, чем еврей или армянин уже не достаточно. Вам придётся хорошенько поработать над тем, как реализовать это преимущество.

П.С. Николай Николаевич Поликарпов, после того, как его выдавили из собственного КБ и забрали у него его истребитель, переехал на завод №51, не имевший никакой производственной базы для создания нового КБ. Однако даже в таких условиях под его руководством были созданы самолёты И-185, И-190, ТИС и другие. Умер Поликарпов в 1944 году.
Солнце с нами!